6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Залоговый кредитор не включился в реестр

Содержание

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26 мая 2016 г. N 308-ЭС16-1368 Суд отменил постановление окружного суда об отказе в признании отсутствующим залога квартиры, поскольку реализация заложенного имущества в рамках дела о банкротстве юридического лица влечет за собой прекращение ипотеки даже в том случае, если залоговый кредитор не заявлял требования о включении его в соответствующий реестр

Резолютивная часть определения объявлена 23 мая 2016 года.

Полный текст определения изготовлен 26 мая 2016 года.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Букиной И.А.,

судей Ксенофонтовой Н.А. и Самуйлова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Ярового Дениса Геннадьевича (далее — предприниматель) на постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23.12.2015 (судьи Илюшников С.М., Гиданкина А.В. и Калашникова М.Г.) по делу N А53-13780/2015 Арбитражного суда Ростовской области.

В судебном заседании принял участие представитель предпринимателя Казаков Р.А. по доверенности от 16.04.2015.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Букиной И.А. и объяснения представителя предпринимателя, Судебная коллегия установила:

предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к публичному акционерному обществу «Банк Уралсиб» (далее — банк) о признании отсутствующим залога (ипотеки) квартиры N 71 общей площадью 50,6 кв.м на девятом этаже дома 54 по ул. 20-я линия в городе Ростов-на-Дону, зарегистрированного в пользу банка (запись в ЕГРП N 61-6101/140/2013-631).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ростовской области (далее — Управление Росреестра по Ростовской области).

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 30.07.2015 (судья Жигало Н.А.), оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2015 (судьи Ванин В.В., Ковалева Н.В. и Чотчаев Б.Т.), заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23.12.2015 решение от 30.07.2015 и постановление суда апелляционной инстанции от 15.09.2015 отменены, в удовлетворении иска отказано.

Предприниматель обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просил обжалуемое постановление отменить и оставить в силе судебные акты судов первой и апелляционной инстанций.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 27.04.2016 (судья Букина И.А.) кассационная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебном заседании представитель предпринимателя поддержал доводы кассационной жалобы.

Банк и Управление Росреестра по Ростовской области, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного разбирательства, явку своих представителей не обеспечили, в связи с чем дело рассмотрено в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав представителя предпринимателя, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что постановление суда округа подлежит отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, изначально собственником спорной квартиры являлась индивидуальный предприниматель Руденко Светлана Леонидовна, которая 29.12.2007 передала ее в ипотеку банку по договору N 3300-803/626/02-1 в обеспечение исполнения своих обязательств по кредитному договору от 29.12.2007 N 3300-803/626 (сумма кредита 1 000 000 руб.). Стороны оценили стоимость предмета залога в 2 286 000 руб. Договор ипотеки зарегистрирован в установленном законом порядке.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 30.04.2010 по делу N А53-22097/2009 индивидуальный предприниматель Руденко (Шелудько) С.Л. признана несостоятельным (банкротом), в отношении ее имущества открыто конкурсное производство. В рамках указанного дела о банкротстве банк не заявил своих требований о включении в реестр.

По результатам реализации имущества должника спорная квартира продана обществу с ограниченной ответственностью «ТриС+» с обременением ипотекой.

Впоследствии решением Арбитражного суда Ростовской области от 27.09.2013 по делу N А53-17948/2013 ООО «ТриС+» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

В рамках указанного дела банк также не заявил своих требований о включении в реестр как залогового кредитора.

06.10.2014 по результатам проведения открытых торгов путем публичного предложения спорная квартира по договору N 2 продана ИП Яровому Д.Г. за 1 382 000 руб.

Определением суда от 26.12.2014 конкурсное производство в отношении ООО «ТриС+» завершено.

Полагая, что содержащаяся в ЕГРП запись об ипотеке в отношении спорной квартиры нарушает его права, поскольку объект был приобретен на публичных торгах по продаже имущества несостоятельной организации, в силу чего действие ипотеки прекратилось, предприниматель обратился в суд с настоящим иском.

Разрешая спор, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 18.1, 110, 111, 126, 131, 138 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) и приняв во внимание разъяснения, содержащиеся в пункте 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» (далее — постановление N 58), исходили из того, что реализация заложенного имущества в рамках дела о банкротстве юридического лица влечет за собой прекращение ипотеки и в том случае, если залоговый кредитор не заявлял требования о включении в реестр. При таких обстоятельствах суды пришли к выводу об удовлетворении заявленных требований.

Отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд округа отметил, что перечень оснований для прекращения права залога приведен в статье 352 Гражданского кодекса Российской Федерации. Однако наличие соответствующих обстоятельств нижестоящими инстанциями не установлено. Денежные средства, уплаченные предпринимателем за спорную квартиру, залогодержателю переданы не были, обязательство, в целях обеспечения которого устанавливалась ипотека, не исполнено.

По мнению суда округа, с открытием конкурсного производства залоговые правоотношения не прекращаются. При продаже предмета залога вследствие сохранения основного обязательства сохраняется и право залога. Учитывая то, что банк (залогодержатель) не обращался с заявлением об установлении требований в деле о банкротстве залогодателя и его требования не удовлетворены за счет заложенного имущества, суд округа пришел к выводу, что ипотека спорной квартиры после завершения конкурсного производства в отношении ООО «ТриС+» не прекратилась.

Между тем судом округа не учтено следующее.

Действующее нормативное регулирование частно-правовых отношений исходит из того, что граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (пункт 1 статьи 9 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Развивая указанный принцип применительно к отношениям несостоятельности, законодатель установил в Законе о банкротстве положения, направленные на стимулирование конкурсных кредиторов к скорейшему заявлению своих требований в деле о банкротстве должника (статьи 71 и 100 Закона о банкротстве). Последствием несвоевременного обращения с заявлением является включение таких требований «за реестр». В случае же несовершения кредитором действий по установлению своих требований в деле о банкротстве, данные требования по завершении конкурсного производства признаются погашенными (абзац 3 пункта 1 и абзац 3 пункта 9 статьи 142 данного Закона). При этом закон не содержит исключений из указанных правил для каких-либо требований к банкротящейся организации, в том числе и для тех, которые обеспечены залогом имущества должника.

Именно поэтому, давая разъяснения о правовых последствиях необращения залогодержателя с заявлением об установлении требований в деле о банкротстве, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что в такой ситуации заложенное имущество продается с торгов в общем порядке, предусмотренном статьями 110-111 Закона о банкротстве, без необходимости получения согласия залогового кредитора на продажу предмета залога; такая продажа приводит к прекращению права залога в силу закона применительно к подпункту 4 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацу шестому пункта 5 статьи 18.1 Закона о банкротстве (пункты 9 и 12 постановления N 58).

Таким образом, и законодательство, и сложившаяся правоприменительная практика исходят из того, что при реализации имущества на торгах в рамках дела о банкротстве организации происходит прекращение прав третьих лиц на данное имущество, и покупатель получает вещь свободной от каких-либо правопритязаний.

Применительно к отношениям по залогу данное регулирование означает, что залогодержатель, не воспользовавшись своим правом на включение в реестр обеспеченных залогом требований, фактически отказывается от преимуществ, предоставляемых установленным в его пользу обременением.

При этом наличие в гражданском законодательстве конкурирующих норм о праве следования (пункт 1 статьи 353 Гражданского кодекса Российской Федерации) не может быть принято во внимание, поскольку специальный закон, имеющий приоритет над общими нормами частного права, содержит иное правило, устанавливающее прекращение залога.

В связи с изложенным суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований.

Кроме того, следует учесть и тот факт, что по общему правилу, пока не доказано иное, приобретение имущества на торгах предполагает добросовестность приобретателя.

Так, судами первой и апелляционной инстанций установлено, что при проведении торгов в конкурсной документации содержалось условие, согласно которому запись об имеющейся ипотеке подлежала погашению после продажи квартиры. Любой разумный участник гражданского оборота, ознакомившись с такими условиями торгов, вправе справедливо рассчитывать на приобретение имущества, не обремененного залогом.

Аргументов о злоупотреблении со стороны предпринимателя (например, о наличии сговора с организатором торгов), в рассматриваемом деле не приведено, поэтому следует признать, что залог прекратился и по правилам подпункта 2 пункта 1 статьи 352 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с тем, что судом округа допущены существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов ИП Ярового Д.Г. в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, обжалуемое постановление на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит отмене с оставлением в силе судебных актов судов первой и апелляционной инстанций.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

Читать еще:  Если муж не согласен на развод

постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23.12.2015 по делу N А53-13780/2015 Арбитражного суда Ростовской области отменить.

Решение Арбитражного суда Ростовской области от 30.07.2015 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2015 по тому же делу оставить в силе.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Залог имущества прекращается, если в рамках банкротства залогодателя оно было продано с торгов добросовестному лицу, а залоговый кредитор не включился в реестр

Если залоговый кредитор не заявил свои требования в рамках дела о банкротстве залогодателя, то он несет риск неблагоприятных последствий, в том числе риск того, что предмет залога будет продан с торгов добросовестному приобретателю и залог прекратится. К такому выводу пришел ВС РФ в Определении от 26.05.2016 № 308-ЭС16-1368 по делу № А53-13780/2015.

Суть дела

Индивидуальный предприниматель взял в банке кредит на сумму 1 млн руб. В залог он передал собственную квартиру. Ее стоимость стороны оценили чуть больше чем 2 млн руб. Впоследствии суд признал индивидуального предпринимателя банкротом, в отношении него было открыто конкурсное производство. Но в рамках этого дела о банкротстве банк не заявил требования о включении его в реестр требований кредиторов. В результате квартиру, обремененную ипотекой, продали с торгов за 138 780 руб. Но затем и компанию — покупателя квартиры суд признал банкротом. В процессе рассмотрения банкротного дела уже в отношении этой компании банк тоже не заявил требования о включении в реестр как залогового кредитора. В рамках реализации имущества компании-банкрота квартира была продана за 1 382 000 руб. При этом на момент покупки в Едином государственном реестре прав на недвижимость (далее — ЕГРП) в отношении квартиры сохранялась запись об ипотеке. Индивидуальный предприниматель, купивший эту квартиру, решил, что действие ипотеки уже прекратилось, поскольку он приобрел ее на публичных торгах по продаже имущества банкрота. Таким образом, он посчитал, что запись об ипотеке, содержащаяся в ЕГРП, нарушает его права. На этом основании он подал в суд иск о признании отсутствующим права залога квартиры.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции удовлетворил требования индивидуального предпринимателя, который приобрел спорную квартиру, право залога квартиры было признано прекращенным. Конечно, само по себе признание залогодателя банкротом не является основанием для погашения регистрационной записи об ипотеке на принадлежащее ему имущество. Так, Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон № 127-ФЗ) предусматривает сохранение залога на имущество должника на стадии конкурсного производства. В то же время в силу ст. 352 ГК РФ залог прекращается в том числе в случае реализации (продажи) заложенного имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом, а также в случае, если его реализация оказалась невозможной. Однако загвоздка была в том, что в данном случае банк, являясь залоговым кредитором, не заявил требование о включении его в реестр кредиторов. Поэтому заложенное имущество вошло в конкурсную массу и могло быть выставлено на торги без согласия этого кредитора.

В такой ситуации суд первой инстанции сделал вывод, что залог квартиры прекращен в результате ее реализации в порядке, установленном Законом № 127-ФЗ. То есть он решил, что продажа заложенного имущества в рамках дела о банкротстве влечет за собой прекращение ипотеки и в том случае, если залоговый кредитор не заявлял требования о включении в реестр. По его мнению, это следует из положений самого Закона № 127-ФЗ, а также постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» (далее — постановление № 58). Так, реализация заложенного имущества на торгах влечет за собой прекращение залога в отношении конкурсного кредитора, по требованию которого обращено взыскание на предмет залога (абз. 6 п. 5 ст. 18.1 Закона № 127-ФЗ). А в пункте 12 постановления № 58 разъяснено, что продажа заложенного имущества с торгов приводит к прекращению права залога в силу закона применительно к подп. 4 п. 1 ст. 352 ГК РФ, абз. 6 п. 5 ст. 18.1 Закона № 127-ФЗ.

Апелляция поддержала эти выводы и оставила решение суда первой инстанции без изменений. А вот кассация с нижестоящими судами не согласилась. Она указала, что в ст. 352 ГК РФ приведен исчерпывающий перечень оснований прекращения залога, но суды не установили наличия оснований, предусмотренных в этой статье. В частности, продажа квартиры состоялась не в целях удовлетворения требований залогового кредитора, поскольку он даже не заявлял эти требования. Кроме того, уплаченные за квартиру деньги не поступили банку, а сам кредит, который обеспечивался ипотекой, не был погашен. Кассация указала, что при продаже предмета залога вследствие сохранения основного обязательства сохраняется и право залога. А учитывая то, что банк как залогодержатель не обращался с заявлением об установлении требований в деле о банкротстве залогодателя и его требования не удовлетворены за счет заложенного имущества, суд решил, что ипотека квартиры после завершения конкурсного производства не прекратилась.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил постановление кассации и оставил без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций, которые признали залог квартиры прекращенным.

Не соглашаясь с позицией кассации, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ напомнила, что при принятии решения нужно руководствоваться истинной целью правовых норм, а не их буквальным толкованием. Так, законодатель специально установил в Законе № 127-ФЗ положения, направленные на стимулирование конкурсных кредиторов к скорейшему заявлению своих требований в деле о банкротстве должника (ст. 71, 100 Закона № 127-ФЗ). В частности, последствием несвоевременного обращения кредитора с заявлением является включение его требований «за реестр» (эти требования удовлетворяются только после того, как будут удовлетворены требования кредиторов всех очередей, включившихся в реестр). А в случае незаявления кредитором требований в деле о банкротстве данные требования по завершении конкурсного производства признаются погашенными. Исключений из этого правила не предусмотрено, в том числе и для тех требований к банкроту, которые обеспечены залогом его имущества. Именно поэтому, давая разъяснения о правовых последствиях необращения залогодержателя с заявлением об установлении требований в деле о банкротстве, Пленум ВАС РФ в п. 9 постановления № 58 указывал, что в такой ситуации заложенное имущество продается с торгов в общем порядке без необходимости получения согласия залогового кредитора на продажу предмета залога. Такая продажа приводит к прекращению права залога в силу закона (то есть подп. 4 п. 1 ст. 352 ГК РФ, абз. 6 п. 5 ст. 18.1 Закона № 127-ФЗ). Смысл в том, что при реализации имущества на торгах в рамках дела о банкротстве происходит прекращение прав третьих лиц на это имущество, и покупатель получает вещь свободной от каких-либо правопритязаний. А если залогодержатель не воспользовался своим правом на включение в реестр обеспеченных залогом требований, то фактически он отказался от преимуществ, предоставляемых установленным в его пользу обременением.

При этом Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отвергла ссылку банка на правило о том, что при переходе прав на заложенное имущество к другому лицу залог сохраняется (п. 1 ст. 353 ГК РФ). Она обосновала это тем, что Закон № 127-ФЗ, являясь специальным законом, имеющим приоритет над общими нормами частного права, содержит иное правило, устанавливающее прекращение залога. Поэтому данное положение ГК РФ в данном случае не применяется.

Также вторая кассация указала, что залог прекратился еще и по другому основанию — в силу добросовестности приобретателя. Так, согласно подп. 2 п. 1 ст. 352 ГК РФ залог прекращается, если заложенное имущество возмездно приобретено лицом, которое не знало и не должно было знать, что это имущество является предметом залога. В суде банк заявлял, что покупатель не был добросовестным и что на самом деле имел место сговор с организатором торгов. Но ВС РФ отверг эти доводы. Он указал, что банк не привел конкретных доказательств недобросовестности приобретателя квартиры. При этом добросовестность приобретателя предполагается по умолчанию, пока не будет доказано иное. Более того, суды первой и апелляционной инстанций установили, что при проведении торгов в конкурсной документации содержалось условие о том, что запись об имеющейся ипотеке будет погашена после продажи квартиры. Любой разумный участник гражданского оборота, ознакомившись с такими условиями торгов, вправе справедливо рассчитывать на приобретение имущества, не обремененного залогом.

Залоговый кредитор в процедуре несостоятельности

Институт банкротства присваивает каждому участнику дела свой статус. От выбранной заимодавцем роли зависит степень удовлетворения имущественных требований. Особое положение присуждается залоговому кредитору, имеющему право на возвращение долга посредством реализации или отчуждения имущества должника. Залогодержатель наделяется возможностями, отличными от прав «обычного» заимодавца.

Статус

Положение залогового кредитора определяется наличием у лица прав на собственность должника. При этом собственность должна присутствовать в естественности — должна сохраняться возможность взыскания долга путем реализации материальных гарантий. Доказывать наличие собственности у должника обязан залогодержатель. Если присутствуют возражения других лиц относительно заявлений залогодержателя, обязанность представления доказательств возлагается на управляющего или на других участников процесса.

Изначально залогодержатель, заявляющий права на имущество должника, включается в число заявителей третьей очереди. Однако такое «отдаленное» место в очереди не умаляет его возможностей, поскольку основным преимуществом залогового кредитора является вероятность досрочного погашения долга за счет гарантий.

Признание залогодержателем в банкротстве

Решение о признании особого положения лица, обратившегося с соответствующим требованием, принимает суд. Основным аспектом, учитывающимся при проведении процедуры признания залогового кредитора в банкротсве, является наличие указанной гарантированной собственности.

В качестве доказательств суд учитывает:

  • Выписки из ЕГРП.
  • Акты проверки.
  • Выписки из ЕГРЮЛ.
  • Акты ареста.
  • Акты описи.
  • Акты сверки.
  • Свидетельства о регистрации транспорта.
  • Инвентаризационные описи.

Позиция арбитражного управляющего имеет большое значение в присвоении положения залогового кредитора в процедуре несостоятельности предприятия. Если управляющий решит, что гарантирующее возмещение долга имущество необходимо заемщику для осуществления хозяйственной деятельности, залогодержатель не получит преимуществ. Этот нюанс приобретает особую актуальность в период финансового оздоровления.

Заявление о признании залоговым кредитором

В процессе подачи требований о присвоении статуса залогового кредитора могут сложиться следующие ситуации:

  1. Залогодержатель предъявляет требования как «обычный» истец, не заключивший договора о гарантийных отношениях. В таком случае лицо заявляет о своем особом положении позже, уже в ходе производства. При этом существует риск пропуска указанного в Законе о банкротстве срока. Если срок будет пропущен, то заявитель не получит преимуществ и будет участвовать в деле на общих основаниях.
  2. Изначально предъявляющий свои требования залогодержатель не имеет доказательств наличия у должника заложенного имущества. Суд отказывает залогодателю в признании его статуса, но оставляет для него возможность повторного обращения при обнаружении доказательств наличия данного имущества. Дело подлежит пересмотру по открывшимся обстоятельствам, и все сроки соблюдаются, так как датой предъявления требований считается дата первого обращения.
Читать еще:  Возраст наступления административной ответственности составляет лет

Права залогодержателя

Основное преимущество залогового кредитора — возможность погашения долга за счет реализации гарантий раньше остальных заемщиков. Для того чтобы привилегия залогодержателя вступила в силу, лицо наделяется следующими правами:

  • Подача заявления до начала судебного производства о банкротстве.
  • Продажа с торгов заложенного имущества.
  • Подача требования о немедленном погашении долга путем отчуждения имущества в пользу заемщика.

Пленум 58

На 58 пленуме Высшего арбитражного суда специально рассматривались вопросы, связанные с особым статусом некоторых категорий истцов и удовлетворением их требований. В частности, в обязанности суда вменяется проверка наличия оснований для присвоения положения залогового кредитора.

Также на 58 пленуме было признано право на заявление о признании залоговым кредитором в любой момент после начала дела о банкротстве. Правило действует в случае, если заимодавец предъявил свои требования как «обычный» участник процесса, а впоследствии, сумев найти доказательства наличия залогового имущества, решил приобрести привилегированный статус.

Права залоговых кредиторов на собрании кредиторов

К преимуществам статуса залогового кредитора относится возможность определения условий продажи имущества, а также первоочередное удовлетворение имущественных требований из вырученных после торгов средств. Взамен залогодержатель теряет право голоса на кредиторских собраниях. В любом случае привилегированный заимодавец, даже не имея права голоса, может принимать участие в обсуждениях и выступать на собраниях кредиторов.

Залоговый кредитор может голосовать на собрании в случае утраты статуса, произошедшей в том числе и вследствие продажи гарантирующего возврат долга имущества. Также он имеет право голоса при решении определенных законом вопросов, например, когда речь идет о мировом соглашении или замещении активов.

Включение в реестр

Решение о включении залогового кредитора в реестр принимает суд. Иск к должнику может предъявляться в любой момент конкурсного производства. Предъявленные вовремя иски имеют преимущества перед заявлениями, полученными после закрытия реестра. Это правило работает по отношению ко всем очередям кредиторов в процедуре банкротства.

Что делать, если залоговый кредитор не успел включиться в реестр?

Закон не предусматривает восстановление срока включения заявлений в реестр. Залоговый кредитор, не успевший вовремя включиться в процедуру, рискует не вернуть долг сполна. Истец не получает специальных прав, его иски удовлетворяются за счет денежной массы, оставшейся после погашения долгов участников конкурсного производства.

После закрытия реестра иск можно подавать в 30-дневный срок с момента появления в печати информации о начале этапа наблюдения в процедуре банкротства. По просьбе залогодержателя временный управляющий может перенести первое собрание на поздний срок. Следует учитывать, что первое собрание должно проводиться не позднее чем за 10 дней до окончания этапа наблюдения. Включившись в дело на любом из этапов процесса, можно рассчитывать на часть средств, пропорциональную своей доле долга.

Право голоса

По закону на собраниях заимодателей залоговый кредитор права голоса не имеет. Это «плата» за определенные привилегии. Право голоса остается в следующих случаях:

  • Залоговый кредитор отказывается от своего права на залог.
  • Суд отказывает в праве взыскания залога.
  • Утрата залоговым кредитором своего статуса.

Также залогодержатель может голосовать при решении следующих вопросов:

  • Ходатайство на собрании об отстранении арбитражного управляющего.
  • Ходатайство собрания об остановке конкурсного производства.

Очередность выплат залоговому кредитору при банкротстве

Первоочередными являются иски по компенсации вреда, нанесенного здоровью и жизни граждан. Во вторую очередь выплачиваются задолженности по трудовым договорам, гонорары, выходные пособия. В третью очередь проводятся расчеты с кредиторами.

С целью удовлетворения исков кредиторов проводятся торги, в ходе которых реализуется залоговое имущество. Если лицо решает оставить имущество себе, то оно обязано перечислить 25-30% стоимости на специальный счет должника (для последующего распределения). Если торги проведены, то 70% суммы остается залогодержателю, остальные средства перечисляются на счет.

ВС определит, может ли кредитор сохранить статус залогового, пропустив срок включения в реестр

25 марта Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ рассмотрит дело № А27-24985/2015 по жалобе конкурсного управляющего ООО «Сибирская вагоностроительная компания» на определение суда, которым ООО «Маркер» признано залоговым кредитором должника.

В 2016 г. денежное требование ООО «Маркер», возникшее из договоров кредитной линии было признано обоснованным и включено в третью очередь кредиторов Указанное право требования к должнику было приобретено обществом у АО «Банк Акцепт» по договору цессии в феврале 2016 г.

Перед первоначальным кредитором обязательство должника было обеспечено залогом его имущества. По условиям дополнительного соглашения к договору цессии переход от банка к ООО «Маркер» прав по обеспечительным сделкам происходит в день полной оплаты цессионарием цены уступаемого права требования.

Окончательная оплата договора цессии, согласно утвержденному сторонами графику, состоялась в сентябре 2017 года, после чего к ООО «Маркер» перешло право требования по залогу, в связи с чем в ноябре 2017 года общество подало в суд заявление о приобретении статуса залогового кредитора. Конкурсный управляющий должника возражал, ссылаясь на пропуск кредитором двухмесячного срока, установленного ч.1 ст.142 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» для включения в реестр требований кредиторов.

Тем не менее, определением суда от 29.03.2018 заявление ООО «Маркер» было удовлетворено, общество включено в реестр как залоговый кредитор. Не согласившись с этим решением суда, конкурсный управляющий обжаловал определение в апелляционной и кассационной инстанции. Однако обе инстанции не увидели оснований для его отмены.

При разрешении спора суды первой, апелляционной и кассационной инстанций исходили из положений статей 16, 71, 100, 142 Закона банкротстве, статей 334 и 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, а так же ссылались на п.3 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» и п.12 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ от 20.12.2016. Суды пришли к выводу что, несмотря на заявление о залоговом статусе после закрытия реестра, основания для понижения очередности удовлетворения требования общества «Маркер» отсутствуют.

Передавая жалобу конкурсного управляющего для рассмотрения в судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ, судья Букина И.А. указала на заслуживающие внимания доводы заявителя о неприменении судами разъяснений пункта 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» согласно которому залоговый кредитор, заявивший о своем приоритетном статусе после закрытия реестра, теряет специальные права, его требование подлежит включению «за реестр». Кроме того, в определении приведен довод заявителя о том, что нижестоящие суды неправильно интерпретировали позиции высших судебных инстанций относительно допустимости включения в реестр опоздавших кредиторов: неприменение понижения очередности возможно только в ситуации, когда пропуск срока предъявления требования объективно не зависит от воли кредитора, чего в настоящем случае не было. Сведения об открытии конкурсного производства опубликованы 04.02.2017, а кредитор, знавший об этом, обратился с настоящим заявлением только 17.11.2017, то есть с пропуском двухмесячного срока, предусмотренного статьей 142 Закона о банкротстве.

Позиция судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, на первый взгляд, выглядит обоснованной. Действительно, в современной развитой экономической системе сложные взаимоотношения между контрагентами нередко создают ситуации, приводящие к невозможности подать обоснованное требование о включении в реестр кредиторов в установленный срок. И хотя положения пункта 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного суда от 23.07.2009 № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» вполне однозначно указывают на необходимость соблюдения установленного ч.1 ст.142 Закона о банкротстве двухмесячного срока при изменении статуса кредитора, в нем излагается лишь общий подход, без оценки его применения к частным случаям, когда законом предусмотрена возможность его превышения.

Так, упомянутый еще судом первой инстанции пункт 12 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом ВС РФ от 20.12.2016, содержит положения, из которых следует, что требование добросовестного кредитора считается заявленным в установленный срок, если оно было предъявлено в течение двух месяцев со дня возникновения у него права на предъявление требования.

В дополнение к этому, суд апелляционной инстанции указывает на возможность применения в порядке аналогии закона (п.1 ст.6 ГК РФ) правил пункта 3 статьи 61.6 Закона о банкротстве, которыми предусмотрена защита прав кредиторов должника, включившихся в реестр кредиторов по истечении двухмесячного срока, в случае возникновения их требований в связи с признанием незаконной сделки должника. Согласно этой норме, расчеты по требованиям таких кредиторов осуществляются на равных условиях с требованиями кредиторов третьей очереди, заявленными до истечения двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Кроме того, если на момент начала расчетов с кредиторами третьей очереди конкурсному управляющему известно о рассмотрении заявления о признании недействительной сделки должника, направленной на прекращение его обязательства, конкурсный управляющий обязан зарезервировать денежные средства в размере, достаточном для пропорционального удовлетворения требований кредиторов той же очереди в отношении данного требования.

На наш взгляд, суды не дали надлежащую оценку доводам конкурсного управляющего о том, что кредитор действовал недостаточно осмотрительно и имел возможность избежать ситуации с пропуском срока включения в реестр. Так вышеупомянутый договор цессии был заключен кредитором с банком 20.02.2016, то есть уже на этапе рассмотрения дела о банкротстве, которое к тому моменту длилось два месяца (определение о принятии к рассмотрению заявления о банкротстве должника вынесено судом 18.12.2015). Значит ООО «Маркер», несомненно, должно было осознавать, что реализовать свое требование, скорее всего, компании предстоит именно в рамках процедуры банкротства, после включения в реестр требований кредиторов к должнику.

Более того, дополнительное соглашение к договору цессии, согласно которому переход от цедента (Банка) к цессионарию (ООО «Маркер») прав требований по обеспечительным сделкам происходит в день полной оплаты цессионарием цены уступаемых прав, было подписано только 26.02.2016 – через два дня после принятия судом определения от 24.02.2016 о введении в отношении должника процедуры наблюдения.

При таких обстоятельствах подписание дополнительного соглашения с подобными условиями выглядит осознанным шагом кредитора, добровольно отказывающегося от возможности реализовывать свои права залогового кредитора как минимум на предстоящие 1,5 года (до установленной графиком даты окончательной оплаты договора цессии). А попытка получить статус залогового кредитора после этого срока выглядит уже как злоупотребление правом.

Остается еще один вопрос, который не находит отражения в судебных актах. Имел ли «Маркер» возможность оплатить цессионарию цену требования до истечения двухмесячного срока для заявления о получении статуса кредитора по требованиям, обеспеченным залогом имущества должника? Ответ на этот вопрос поможет понять действительную волю сторон сделки цессии. Если у «Маркера» такой возможности не было, значит в компании осознавали, что завить требование как обеспеченное залогом в установленный срок не получится. Если же «Маркер» мог досрочно оплатить право требования, то, не воспользовавшись этим правом, он также утратил право на получение преимуществ залогового. В обоих вариантах действия «Маркера» нельзя классифицировать как необходимые и достаточные для приобретения обеспеченного залогом права требования к несостоятельному должнику.

Читать еще:  Заявление на клевету в полицию

По нашему мнению, это дело по праву заслужило внимания Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ. Высшей инстанции предстоит дать оценку действиям кредитора на предмет осмотрительности и добросовестности.

Авторы: Елена Полеонова, партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры»; Антон Павлов, юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры»

Александр Алексеев → Права залоговых кредиторов за реестром

Специальные права залогодержателя описываются в статьях 12, 18.1, 138 Закона о банкротстве.

Пункт 4 Постановление Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 58
«О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» гласит:
Если залоговый кредитор предъявил свои требования к должнику или обратился с заявлением о признании за ним статуса залогового кредитора по делу с пропуском срока, установленного пунктом 1 статьи 142 Закона о банкротстве, он не имеет специальных прав, предоставляемых залогодержателям Законом о банкротстве (право определять порядок и условия продажи заложенного имущества в конкурсном производстве и др.).

Однако ясности, что именно имел ввиду ВАС под «и др.» на сегодняшний день нет.

В судебных актах (Определение ВАС РФ от 17.02.2011 N ВАС-941/11 по делу N А22-1145/2006) требования, заявленные с нарушением срока, указанного в п.2 ст.142 закона о банкротстве, не признаются обеспеченными залогом. Так, в Постановлении ФАС Поволжского округа от 17.12.2010 по делу N А55-6652/2009 приводится такая позиция:

Такая позиция судов подразумевает, что право залога у залогодержателей, заявивших свои требования после закрытия реестра, прекращается.

Однако, следует отметить, что в законе о банкротстве, как в специальном законе регулирующем отношения несостоятельности, не указано иных оснований для прекращения залога, кроме как продажи предмета залога на торгах, в статье 352 ГК РФ перечень прекращения залога также является исчерпывающим и не включает в себя случаи пропуска срока подачи заявления о включении требований в реестр.

Таким образом, сохраняется правовая неопределенность в данном вопросе, и суды необоснованно толкуют нормы о залоге расширительно, по сути, изменяя нормы законодательства не имея на то полномочий.

Пункт 1 статьи 1 Закона о банкротстве гласит, что в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации настоящий Федеральный закон устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом), регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

То есть главенство Гражданского кодекса презюмируется и вольная трактовка судами положений о залоге представляется неверной. В противном случае нарушается принцип законности, декларируемый в статье 6 АПК РФ.

Абзац 4 статьи 138 закона о банкротстве предусматривает, что не удовлетворенные за счет стоимости предмета залога требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются в составе требований кредиторов третьей очереди.

Думается, что правильным будет все же не прекращать залог, если требования заявлены залогодержателем после закрытия реестра, а лишать его права определять порядок и условия продажи заложенного имущества в конкурсном производстве (как указано в п.4 Постановления Пленума) и обращать внимание на абзац 4 пункта 2.1 статьи 138. То есть определить, что не удовлетворенные за счет стоимости предмета залога требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника, как указано в п. 4 ст. 142.

Только по сути

Залоговый кредитор. Преимущества и проблемы

Голосовать нельзя реализовывать

Раньше голоса залогового кредитора переставали учитываться на собрании, как только в отношении должника вводилась процедура конкурсного производства. Сейчас залоговые кредиторы голосуют без ограничений по многим принципиальным вопросам. Логично предположить, что такой статус становится пропуском в мир почти неограниченных привилегий, которые позволят без потерь и негативных по- следствий пережить банкротство должника. Однако это не всегда так.

Сила позиций залогового кредитора прямо пропорциональна стабильности и оборачиваемости на рынке его залога. Ипотека комфортного офиса в Санкт-Петербурге и залог дачного участка на Курильских островах будут по-разному формировать перспективы залогодержателя на получение денег в банкротном процессе. Поэтому иногда залоговому кредитору выгоднее отказаться от обеспечения в части своих требований, голосовать ими по всем вопросам на собраниях, а также войти в комитет кредиторов. На практике этот механизм выглядит следующим образом.

Пример. У кредитора X есть денежное требование к должнику Y в размере 100 млн рублей. Требование обеспечено залогом недвижимости. Предмет ипотеки — земельный участок в Якутии, который оценен в 100 млн рублей. Однако кредитор понимает, что найти покупателя на этот объект будет сложно, и заказал дополнительное исследование у профессиональных участников рынка недвижимости.

Консультанты сделали вывод, что этот участок не будет пользоваться спросом в ближайшие несколько лет и максимальная цена реализации этого участка — 50 млн рублей. В этом случае при включении в реестр кредитор может попросить суд признать обеспеченными залогом только половину требований, а остальными голосовать на собрании. Тогда при реализации с торгов объекта преимущественно перед другими кредиторами будут погашаться требования на 50 млн рублей, а оставшаяся задолженность — в общем порядке.

В этом примере у залогового кредитора нет никаких проблем с реализацией такого способа приобретения «голосующих требований». Достаточно лишь заявить его и представить суду расчет, в какой пропорции будут распределяться требования. Когда предмет залога — проблемный или специфический актив, реализация которого маловероятна, залоговому кредитору стоит подумать об отказе от своих прав залогодержателя. Причем решение о размере требований, которые будут обеспечены залогом, лучше принимать на входе в процедуру. После того как у кредитора на руках будет реалистичная экспертная информация о цене залогового имущества и вероятности продажи, он сможет принять решение о том, все ли требования ему выгодно обеспечивать залогом.

Когда можно не включаться в реестр

Чтобы воспользоваться преимуществами на получение гарантированной выплаты от реализации предмета залога, залоговому кредитору не обязательно включаться в реестр и ждать, когда начнутся торги. Суд защитит сделки с предметом залога, совершенные в интересах залогодержателя, даже если они формально попадают в перечень сделок, которые могут оспорить кредитор или управляющий.

Например, одна компания предоставляет другой компании заем. В качестве обеспечения возврата долга кредитор берет в залог объект недвижимости — большой и технологичный офисный центр, который требует постоянной эксплуатации и расходов на содержание. Предположим, должник становится банкротом и предлагает своему кредитору забрать предмет залога в качестве отступного и прекратить обязательства по возврату долга. Залогодержатель принимает предложение, поскольку считает, что за время банкротства объект может потерять в цене, в то время как сейчас на него есть покупатель.

Если арбитражный управляющий и кредиторы оспорят соглашение об отступном как сделку с предпочтением, то такая сделка практически в любом случае будет сохранена в той части, в которой она обеспечивает требования залогодержателя. Даже если кредитор получил имущество не в процедуре банкротства, он в любом случае имеет право на ту сумму, которую мог бы получить после завершения торгов. Максимально негативные последствия, которые могут наступить для залогового кредитора, — это взыскание денежных средств в размере обязательств, которые погашены с предпочтением.

Пример расчета суммы, которую суд может обязать вернуть в конкурсную массу. Стоимость предмета залога превышает сумму требований. Договор заключен на сумму 10 млн рублей, а объект стоит 15 млн рублей. Поскольку обязательство кредитора «не кредитное», он мог бы рассчитывать на получение 70% от его реализации с торгов, что в денежном выражении составляет 10,5 млн рублей. Так как эта сумма превышает размер требований, кредитору придется вернуть в конкурсную массу 5 млн рублей для расчетов с кредиторами. Эта сумма будет считаться полученной с предпочтением.

Пример. Стоимость предмета залога ниже, чем сумма требований. Договор заключен на сумму 10 млн рублей, а объект стоит 7 млн рублей. В этом случае в банкротстве кредитор мог бы претендовать на 4,9 млн рублей от реализации, а 2,1 млн рублей ушли бы в конкурсную массу. В этом варианте у кредитора есть возможность доказать, что никакого предпочтения он не получил, так как сохранение сделки об отступном в силе выгодно для должника и всех его кредиторов.

Следовательно, когда залоговому кредитору выгоднее забрать предмет залога себе вместо участия в банкротстве, он может заключить с должником соглашение об отступном. В случае его оспаривания суд сопоставит рыночную стоимость залога с размером денежных требований. Поэтому заключение оценщика поможет в доказывании действительной стоимости залогового имущества на момент продажи, которую попытаются завысить оппоненты.

Не забывайте о залоге

Если залогодержатель по каким-либо причинам не стал включаться в реестр, не интересовался судьбой залога и не препятствовал его продаже, то после реализации имущества в банкротстве любые права на имущество утрачиваются. Причем кредитору никто не возместит убытки.

Пример. Должник передал в залог своему кредитору объект недвижимости, а через некоторое время был признан банкротом. Кредитор не включался в реестр требований и не просил признать за ним статус залогодержателя. В банкротстве никто не стал разыскивать кредитора, объект продали с торгов, а стоимость распределили между кредиторами. С этого момента залог и основания для обращения взыскания на недвижимость прекратились.

Поэтому кредиторы должны регулярно получать информацию о судебной активности своих контрагентов-залогодателей. В случае обнаружения банкротных дел в информационных базах необходимо своевременно заявлять о своем залоговом статусе. В противном случае можно утратить свои права безвозвратно.

Что делать, если залог утрачен

Из-за действий недобросовестных лиц предмет залога может быть утрачен. Это может произойти, когда предмет залога – движимые вещи, которые требуют бережного отношения. Если имущество не за- страховано, залоговый кредитор вместе с предметом залога может потерять все свои преимущества. Поэтому нужно вовремя заявить об убытках. Залогодержатель сможет претендовать на получение от 70 до 80% взысканных в конкурсную массу убытков, если своевременно предпримет действия по их взысканию с виновных лиц.

Пример. Должник не исполнял обязательства по возвращению долга, и кредитор начал процедуру обращения взыскания на залог. Имущество было арестовано и передано на ответственное хранение приставу. Из-за недобросовестных действий хранителя оно погибло. Управляющий взыскал убытки из казны и перечислил их в конкурсную массу. При этом отказался компенсировать убытки залогодержателю. Он посчитал, что на сумму убытков привилегии кредитора не распространяются. Однако Верховный суд не согласился с такой позицией и подтвердил залоговый статус взысканной суммы убытков.

Этот пример показывает, что кредитору необходимо проверять состояние предмета залога. В случае его утраты или повреждения нужно добиваться возмещения убытков, а по возможности участвовать во взыскании ущерба. Чем большая сумма будет получена, тем на большую сумму сможете рассчитывать и вы.

Источники:

http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71307966/
http://www.eg-online.ru/article/317366/
http://bankrotstvo-lite.ru/kreditor/zalogovyj/
http://everton.ru/novoe-o-bankrotstve/vs-opredelit-mozhet-li-kreditor-sohranit-status-zalogovogo-propustiv-srok-vklyucheniya-v-reestr/
http://blog.pravo.ru/blog/1546.html
http://www.forwardlegal.com/posts/zalogovyi-kreditor-preimushchestva-i-problemy/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector