2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Зачет при уступке требования

Право должника на зачет при уступке требования

Масленников Э.А.
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
студент 2 курса магистратуры

Защита должника от ухудшения его положения при уступке требования (цессии) обеспечивается, в том числе, его правом зачесть свое право (требование) к цеденту. Статья 410 Гражданского кодекса Российской Федерации [1] (далее – ГК РФ, Кодекс) устанавливает необходимые для совершения зачета условия (предпосылки). В частности, требования должны быть встречными. Вместе с тем, при уступке требования ГК РФ допускает отступление от данного правила.

В силу ст. 412 ГК РФ в случае уступки требования у должника возникает право на зачет против требования нового кредитора (цессионария) своего встречного требования к первоначальному кредитору (цеденту). В данном случае требование должника не направлено против кредитора по уступленному требованию (требованию цессионария). Поэтому зачет, произведенный на основании ст. 412 ГК РФ, является исключением из обычно предъявляемого условия о встречности зачитываемых требований.

В юридической литературе высказана точка зрения, что ст. 412 ГК РФ предполагает состоявшийся одновременно с уступкой требования перевод долга, то есть, основана на признании состоявшимся перехода долга старого кредитора к новому кредитору [2]. По нашему мнению, данная позиция не основана на законе, так как абз. 1 ст. 412 ГК РФ предусматривает, что зачитываемое должником требование обращено к цеденту, который не является кредитором по уступленному требованию. Например, в случае если должник приобрел право требования к цеденту до вступления договора уступки в силу, то данное требование изначально являлось встречным по отношению к уступаемому требованию, но в последующем (после вступления в силу) утратило свойство встречности. Если требование было приобретено после уступки, но до уведомления должника (ст. 385 ГК РФ), то данное право вовсе нельзя рассматривать как встречное. На основании изложенного следует отметить, что использование в абз. 1 ст. 412 ГК РФ словосочетания «встречное требование» является некорректным и подлежит исключению из Кодекса.

Необходимо иметь в виду, что зачет, совершаемый должником в соответствии с нормой ст. 412 Кодекса, существенно отличается от зачета, который может быть на основании п. 3 ст. 382, ст. 386 ГК РФ. Согласно ст. 382 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования цессионария возражения, которые он имел против цедента, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к цессионарию. По смыслу данной нормы одним из таких возражений может быть ссылка на прекращение цедируемого требования, в том числе и посредством совершения зачета, к моменту уведомления должника о состоявшейся уступке требования. Так, в ситуации, когда должник заявил о зачете после перемены кредитора и до получения уведомления о цессии, имеет место зачет против цедента, однако последний уже не обладает требованием к должнику. Нормативной основой данного зачета, на наш взгляд, является норма п. 3 ст. 382 ГК РФ, согласно которой цедент несет риск вызванных неуведомлением об уступке неблагоприятных для него последствий.

Иными словами, зачет по правилам ст. 412 ГК РФ совершается таким должником, который уведомлен об уступке требования, а зачет в соответствии с ст. ст. 382, 386 ГК РФ – в случае, когда должник не получил уведомления об уступке [3]. Следует отметить, что по своей правовой природе уведомление должника об уступке следует рассматривать как юридически значимое сообщение (ст. 165.1 ГК РФ). Так, Верховный Суд Российской Федерации разъяснил, что в юридически значимом сообщении может содержаться информация, имеющая правовое значение, например, уведомление должника о переходе права (ст. 385 ГК РФ) [4]. Кроме того, в отличие от зачета по ст. 412 ГК РФ, согласно которой заявление о зачете адресуется цессионарию, при зачете в силу ст. ст. 382, 386 ГК РФ данное заявление направляется цеденту.

С 1 июля 2014 года в п. 2, 3 ст. 384 ГК РФ (в редакции федерального закона от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ [5]) прямо предусмотрена возможность уступки части требования, которая ранее признавалась в судебной практике [6]. Однако неурегулированным остается вопрос, по каким правилам и против какой части требования должник вправе произвести зачет. В случае заявления о зачете против части требования, которое осталось в имущественной массе цедента, имеет место зачет, для совершения которого необходимо наличие всех предпосылок в силу 410 ГК РФ [7]. Зачет против части требования, которое перешло к цессионарию, регулируется ст. 412 ГК РФ. Таким образом, в силу диспозитивности норм гражданского права, а равно для защиты интересов должника при уступке, он вправе выбрать, против какой части требования он совершит прекращение обязательства посредством зачета.

Абзац 2 статьи 412 ГК РФ устанавливает, что срок по данному требованию должен наступить до получения должником уведомления об уступке либо этот срок не указан или определен моментом востребования. Вместе с тем, в юридической литературе высказано мнение, что данная норма не направлена на защиту интересов должника. Например, должник приобрел требование к цеденту, чтобы в последующем произвести зачет встречного требования цедента, но данная возможность была парализована уступкой требования. Ряд авторов предлагают допустить к зачету те требования должника к цеденту, срок по которым наступил после уведомления об уступке требования [8]. Однако более обоснованной представляется точка зрения, что следует допустить зачет требований к цеденту при условии: срок по такому требованию дожжен наступить не позднее, чем срок по уступленному требованию [9].

Кроме того, должнику следует предоставить право зачесть требования к цеденту, которые тесно связаны с тем правоотношением, что и цедированное требование, независимо от момента его возникновения, срока по данному требованию и уведомления о состоявшейся уступке. Данное право специально оговорено в п. 2 ст. 11:307 Принципов Европейского договорного права [10].

В законодательстве не разрешен вопрос о зачете требования должника к промежуточному цеденту в случае неоднократного совершения уступки одного и того же требования. При формальном прочтении ст. 412 ГК РФ можно сделать вывод о невозможности подобного зачета, так как в ней сказано о «первоначальном кредиторе», а не о «цеденте» или «прежнем кредиторе» [11]. То есть должник вправе зачесть свое требование к первому цеденту, но не к последующим. Однако при данной трактовке Кодекса мы придем к выводу о неприменении в случае нескольких уступок требования целого ряда норм: п. 3 ст. 382, ст. 386 ГК РФ, которые направлены на защиту должника.

Вряд ли российский законодатель, употребляя в ГК РФ выражение «первоначальный кредитор», хотел вызвать ущемление прав должника при цессии. Данные нормы подлежат применению независимо от того, получил ли кредитор требование в порядке первоначального или производного приобретения. Однако для терминологической точности следует заменить в ст. ст. 382, 386, 412 ГК РФ словосочетание «первоначальный кредитор» на выражение «прежний кредитор» [12].

[1] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301 (с изм. и доп.).

[2] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / под ред. О.Н. Садикова. М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 1997. С. 664.

[3] См.: Новоселова Л.А. Сделки уступки права требования в коммерческой практике. Факторинг. М.: Статут, 2003//СПС «Консультант Плюс»

[4] См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. № 8.

[5] Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2013. № 51. Ст. 6687.

[6] См., например: Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, утвержденный информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 октября 2007 года № 120 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2008. № 1.

[7] См. подробнее: Крашенинников Е.А. Основные проблемы зачета // Очерки по торговому праву /под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль: ЯрГУ им. П.Г. Демидова, 2009. Вып. 16. С. 3-28; Павлов А.А. Позитивные предпосылки зачета // Сборник научных статей в честь 60-летия Е.А. Крашенинникова / отв. ред. П.А. Варул. Ярославль: ЯрГУ им. П.Г. Демидова, 2011. С. 71-90.

[8] См.: Вавин Н.Г. Зачет обязательств. 2-е изд. М.: Издание юридического книжного магазина «Правоведение» И.К. Голубева, 1914. С. 16-17.

[9] См.: Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки права требования // Очерки по торговому праву / под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль: ЯрГУ, 1999. Вып. 6. С. 28; Вошатко А.В. Зачет при уступке требования // Очерки по торговому праву/ под ред. Е.А. Крашенинникова. Ярославль: ЯрГУ им. П.Г.Демидова, 2006. Вып. 13. С. 63–64; Култышев С.Б. Распоряжение требованием посредством уступки: вопросы теории и практики. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2008. С. 123.

[10] Принципы европейского контрактного права с изм. и доп. 1999 года // СПС «Консультант Плюс» (дата обращения 02.09.2017).

[11] См.: Вавин Н.Г. Указ. соч. С. 19-20; Бевзенко Р.С., Фахретдинов Т.Р. Зачет в гражданском праве: опыт исследования теоретической конструкции и обобщения судебной практики. М.: Статут, 2006 // СПС «Консультант Плюс»

[12] См. подробнее: Вошатко А.В. Перемена лиц в обязательстве: Проект изменений в ГК РФ // Проблемы гражданского права и процесса / под ред. В.В. Бутнева. Ярославль: ЯрГУ, 2011. Вып. 1. С. 61.

Зачет встречных однородных требований как способ прекращения обязательства

Здравствуйте, уважаемые читатели! Зачет встречных однородных требований является одним из самых распространенных способов прекращения обязательства после надлежащего исполнения. Разумеется применение ст. 410 ГК РФ сопровождается проблемами.

Этой теме посвящено Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований.

Содержание статьи:

У меня на днях тоже в ходе разрешения одной практической ситуации возник вопрос по применению ст. 410 ГК РФ. Что я в итоге узнал, расскажу в конце статьи.

Кстати, рассматриваемая норма подверглась кое-каким изменениям в ходе реформы общей части обязательственного права.

Давайте по порядку рассмотрим условия проведения зачета, некоторые проблемные вопросы и судебную практику по данному вопросу.

Условия проведения зачета

Все условия проведения зачета закреплены в ст. 410 ГК РФ. Наличие этих условий достаточно для проведения зачета и прекращения тем самым обязательства.

Проведение зачета требует наличия двух обязательств. Условия предполагают следующее:

  • встречность — кредитор в одном обязательстве выступает в качестве должника в другом и наоборот;
  • однородность — встречные обязательства должны иметь одинаковый предмет, в качестве которого обычно выступают деньги.

Третьим условием, наряду со встречностью и однородностью является наступление срока исполнения обязательства, прекращаемого зачетом. Срок может быть определен и моментом востребования. В этом случае заявление о зачете будет выступать одновременно в качестве требования об исполнении.

В ходе реформы общей части обязательственного права в ст. 410 ГК РФ включено положение о том, что допускается зачет встречного однородного требования, срок которого еще не наступил, но только в случаях предусмотренных законом.

В этой связи интересен п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах», в котором говорится, что нормы ст. 410 ГК РФ не означают запрета соглашения договаривающихся сторон о прекращении неоднородных обязательств или обязательств с ненаступившими сроками исполнения и т. п.

Однако, принято это Постановление Пленума ВАС РФ было до внесения изменений в ст. 410 ГК РФ.

Поэтому самим сторонам договориться о прекращении зачетом обязательства с ненаступившим сроком исполнения уже не получится, поскольку такое сейчас возможно только при указании на эту возможность в законе.

Допустим зачет как договорных, так и внедоговорных обязательств, ограничений на этот счет в ГК РФ не содержится. В нем несколько раз упоминается о возможности зачета применительно к различным договорным обязательствам:

  • погашение однородных обязательств по нескольким договорам поставки (п. 1 ст. 522 ГК РФ);
  • зачет стоимости имущества в счет выкупной цены ренты при нарушении договора плательщиком ренты (п. 2 ст. 599 ГК РФ);
  • зачет стоимости ремонта в счет арендной платы (абз. 4 п. 1 ст. 616 ГК РФ) и др.
Читать еще:  Для чего нужен межевой план

Зачет является односторонней сделкой, для его проведения достаточно заявления одной стороны. Момент прекращения обязательства законом не уточняется.

Как указано в п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65 для прекращения обязательства зачетом заявление о зачете должно быть получено соответствующей стороной.

Поэтому следует руководствоваться ст. 165.1 ГК РФ о юридически значимых сообщениях, в соответствии с которой заявление о зачете влечет последствия для другой стороны с момента его доставки ей или ее представителю.

Когда зачет недопустим?

Перечень случаев, когда проведение зачета недопустимо, приводится в ст. 411 ГК РФ. Не допускается зачет требований:

  • о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью;
  • о пожизненном содержании;
  • о взыскании алиментов;
  • по которым истек срок исковой давности;
  • в иных случаях, предусмотренных законом или договором.

По сравнению с предыдущей редакцией ГК РФ перечень претерпел изменения в части такого обстоятельства, как истечение исковой давности.

Раньше зачет был невозможен, только если по заявлению другой стороны к требованию подлежал применению срок исковой давности и этот срок истек.

Сейчас истечение срока исковой давности автоматически влечет за собой недопустимость проведения зачета.

Перечень обязательств, по которым не может быть произведен зачет открытый.

Из предусмотренных законом иных случаев можно привести в пример недопустимость прекращения денежных обязательств должника, в отношении которого введена процедура наблюдения, путем зачета, если нарушается очередность удовлетворения требований кредиторов (абз. 6 п. 1 ст. 63 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Недопустимость зачета может быть прописана не только в законе, но и в договоре.

Если обратиться к судебной практике, а конкретно в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65, то не может быть прекращено зачетом обязательство , срок которого наступил, после предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете. В этом случае зачет может быть произведен путем предъявления встречного иска, который в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 132 направлен к зачету первоначального требования. Или же просто предъявлением самостоятельного иска.

Зачет при уступке требования

Как уже говорилось, одним из условий проведения зачета является встречность обязательств. Но из него есть исключение, предусмотренное ст. 412 ГК РФ.

В случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору.

При этом обязательным условием для проведения зачета является возникновение требования по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, во-первых, и наступление срока требования до получения этого уведомления, во-вторых. Срок требования может быть также не указан, либо определен моментом востребования.

Поясню на примере. Как говорится, следите за руками.

Возьмем обязательство, возникшее из договора поставки, по которому покупатель должен был уплатить некоторую сумму поставщику. Между ними существовало еще одно обязательство по договору подряда, где должник по договору поставки является уже подрядчиком. Соответственно поставщик по договору поставки в подрядном обязательстве уже является заказчиком и должен уплатить опять же некоторую сумму подрядчику, срок оплаты работ уже наступил.

И вот в договоре поставки произошла уступка требования — поставщик уступил требование об оплате товара третьему лицу, которое становится новым кредитором.

В силу ст. 412 должник по договору поставки вправе зачесть против требования нового кредитора по договору поставки об оплате товара свое встречное требование к первоначальному кредитору по заключенному с ним договору подряда. Несмотря на то, что новый кредитор в договоре поставки к договору подряда между должником и старым кредитором отношения никакого не имеет.

Такая возможность вытекает из ст. 386 ГК РФ, в силу которой должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, имевшиеся против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству.

Возможность проведения зачета в подобных ситуациях подтверждается судебной практикой (например, Определение ВС РФ от 25.09.2015 N 307-ЭС15-6545 по делу N А13-1513/2014, Определение ВС РФ от 18.09.2015 N 308-ЭС15-413 по делу N А32-27972/2013 и др.).

Закономерен вопрос — а что делать новому кредитору? Он-то рассчитывал на получение от должника денежной суммы. А тут получилось, что обязательство прекратилось зачетом и новый кредитор либо не получил ничего от должника, либо получил только часть суммы, зачетом не закрытой.

Выходом из сложившейся ситуации для нового кредитора будет только предъявить к первоначальному кредитору требование, вытекающее из неосновательного обогащения в порядке гл. 60 ГК РФ.

Зачет неустойки в сумму оплаты

Как выяснилось, очень часто у многих возникает вопрос зачета неустойки в сумму оплаты по договору. Например, по договору поставки.

Вопроса может быть два.

Первый. Можно ли включить в договор условие о том, что неустойка засчитывается в счет оплаты по договору?

Второй. Если такого условия в договоре не было, можно ли все-равно зачесть неустойку в счет задолженности по оплате, например, товара по договору поставки?

На оба вопроса можно ответить утвердительно, по каждому из вопросов есть судебная практика.

Как разъяснено в п. 7 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65 для проведения зачета не требуется, чтобы чтобы предъявляемое к зачету требование вытекало из того же обязательства или из обязательств одного вида.

На основе этого в Постановлении Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 № 2241/12 по делу № А33-7136/2011 сделан вывод, что поскольку встречные требования об уплате неустойки и о взыскании задолженности являются денежными, то есть однородными, при наступлении срока исполнения могут быть прекращены зачетом по правилам ст. 410 ГК РФ.

Для примера возьмем реальную ситуацию, по которой принят судебный акт.

Между двумя компаниями был заключен договор купли-продажи, по которому продавец обязуется поставить и передать в собственность покупателя оборудование, провести монтаж, пусконаладочные работы, произвести обучение оператора покупателя, а покупатель обязуется принять и оплатить оборудование и работы в соответствии с условиями договора.

Договором предусмотрена поэтапная оплата. Спор возник в отношении окончательного платежа.

Дело в том, что продавец просрочил поставку оборудования, за что покупателем была начислена неустойка. В итоге покупатель не стал производить окончательный расчет, а направил продавцу заявление о зачете сумм встречных однородных требований.

Продавец с зачетом не согласился и обратился в суд.

Вывод судов всех инстанций был не в пользу продавца.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа повторил правовую позицию ВАС РФ о том, что требования об уплате неустойки и о взыскании задолженности являются денежными, а значит однородными, и при наступлении срока исполнения могут быть прекращены зачетом.

Позиция продавца основывалась на том, что раз сумма неустойки не является бесспорной, то зачет невозможен. Но как указал Арбитражный суд Западно-Сибирского округа опять же со ссылкой на правовую позицию ВАС РФ бесспорность зачитываемых требований и отсутствие возражений сторон относительно наличия и размере требований не определены ГК РФ в качестве условий зачета.

Т. е. зачет в указанной ситуации возможен.

Вместе с тем контрагент (в нашем случае продавец), полагая, что заявление о зачете не повлекло правового эффекта (т. е. не прекратило обязательства покупателя по погашению задолженности) вправе обратиться в суд с иском о взыскании задолженности. Суд в этом случае должен проверить доводы ответчика о наличии у него встречного однородного требования к истцу и о прекращении обязательства полностью или частично в результате сделанного заявления о зачете.

Чуть не забыл — все это я взял из Постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.02.2015 по делу № А45-13286/2014.

А рассказал я подробно об этом случае потому, что у меня совсем недавно в практике возникла почти полностью аналогичная ситуация.

Нам с большой просрочкой поставили оборудование и к нам в юридическую службу поступил вопрос: можно ли в будущем не осуществлять окончательный платеж (срок оплаты еще не наступил). В поисках ответа нашел указанное постановление АС ЗСО. Причем ситуация, повторюсь, почти полностью аналогичная, вплоть до валюты договора.

Это доказывает, что, наверное, 95% ситуаций уже были в судебной практике. Нужно лишь научиться находить ее. Но это уже совсем другая история.

Надеюсь, что статья была полезной и мне удалось представить целостную картину на тему зачета встречных однородных требований. В дополнение обязательно прочтите или освежите в памяти положения Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 № 65. Оно хоть и старое, но все еще действующее.

Если статья понравилась, поделитесь ее в социальных сетях, оставляйте свои комментарии, делитесь своими историями. Обязательно подписывайтесь на обновления блога, мой Telegram-канал всегда к вашим услугам.

Зачет при уступке: очевидное и неоднозначное

Комментарий к определениям Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25.09.2015 № 307-ЭС15-6545 и от 18.09.2015 № 308-ЭС15-413.

В настоящем комментарии рассматриваются два дела Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ (далее — Коллегия), в которых возник вопрос о допустимости и условиях зачета при уступке.

1. В одном из этих дел (№ А13-1513/2014) общество «Евросити» (подрядчик) выполняло для АО «Северсталь» (заказчик, должник) работы по установке оборудования для стирки и сушки (договор № СР3095). Стиральные и сушильные машины подрядчику для этих целей поставило ООО «Вектор», перед которым у общества «Евросити» образовалась задолженность в размере 388 219 руб. Подрядчик (цедент) уступил ООО «Вектор» (цессионарий) право требования с АО «Северсталь» оплаты по договору № СР3095, последнее было уведомлено о состоявшейся уступке. В ответ на требование цессионария оплатить задолженность АО «Северсталь» сослалось на еще один договор с обществом «Евросити» (№ СР2361), по которому подрядчику была начислена неустойка за просрочку выполнения работ, и заявило о зачете указанных требований и полном прекращении взаимных обязательств. В связи с отказом АО «Северсталь» от добровольной оплаты задолженности цессионарий обратился в суд с иском о ее принудительном взыскании.

Суд первой инстанции исходил из того, что к моменту получения АО «Северсталь» уведомления о переходе к ООО «Вектор» требования оплаты результата работ по договору № СР3095 должник имел встречное требование к первоначальному кредитору (обществу «Евросити») по оплате неустойки по другому договору подряда и воспользовался правом произвести зачет, но уже в отношении требования нового кредитора (цессионария). Поэтому в силу ст. 412 ГК РФ зачет был признан судом правомерным, однако из-за корректировки судом зачитываемой суммы неустойки иск был удовлетворен частично.

Апелляционный и окружной суды не согласились с подобным подходом, указав, что положения ст. 382, 386, 412 ГК РФ применены судом первой инстанции без учета разъяснений, данных в п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120. Поскольку между сторонами договора цессии не совершалась сделка по переводу долга на цессионария (ООО «Вектор»), общество «Евросити» (цедент) продолжает быть обязанным по договору подряда № СР2361. ООО «Вектор» не является участником этого договора, не обязано выполнять работу за общество «Евросити» и уплачивать за него неустойку. Констатировав в связи с этим отсутствие оснований для зачета требований, апелляция и кассация отменили решение суда первой инстанции и взыскали с АО «Северсталь» всю задолженность.

Определением Коллегии от 25.09.2015 № 307-ЭС15-6545 постановления апелляционного и окружного судов были отменены, решение суда первой инстанции оставлено в силе.

Позиция Верховного Суда, на наш взгляд, верна и заслуживает поддержки. В силу положений ст. 410 ГК РФ по заявлению должника обязательство может быть прекращено полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо не указан или определен моментом востребования.

В качестве исключения из общего правила встречности зачитываемых требований ст. 412 ГК РФ предоставляет должнику право зачесть против требования нового кредитора (цессионария) свое требование к прежнему кредитору (цеденту). При этом требование должника, которое предъявляется к зачету, конечно, не является встречным по отношению к новому кредитору. Однако, устанавливая подобное изъятие, закон руководствуется общим принципом цессионного права — недопустимостью ухудшения положения должника в результате уступки. По мнению ВС РФ, этот принцип является логическим продолжением идей равенства участников гражданских отношений, свободы договора, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Поскольку должник имел право на зачет до совершения уступки и получения уведомления о последней, уступка, совершаемая без его согласия, не должна лишать его такого права[1].

В соответствии с предписаниями абз. 2 ст. 412 ГК РФ должник вправе зачесть против цессионария те требования в отношении цедента, которые были способны к исполнению к моменту получения должником уведомления об уступке. Это означает, во-первых, что требования должника должны возникнуть по основаниям, существовавшим до этого. При этом законодатель не ограничивает возможные основания таких требований, допуская предъявление к зачету не только требований, вытекающих из того же договора, что и требование кредитора, но и других договорных и внедоговорных требований. Тем самым закон, по сути, возлагает на цессионария (нового кредитора) риск возникновения обстоятельств, о существовании которых в момент уступки он объективно не знал и не должен был знать. Вполне возможна ситуация, когда новому кредитору может быть неизвестно о наличии у должника права на прекращение обязательства в целом или его части зачетом. Однако в этом нет ничего экстраординарного. В природе всякого производного приобретения прав (правопреемства), в том числе приобретения требований путем цессии, заложено их обременение недостатками, о которых приобретатель может и не догадываться. Сама же проблема такого риска достаточно адекватно решается за счет возложения на отчуждателя ответственности (в рамках ст. 390 ГК РФ)[2] за прекращение переданного требования вследствие осуществления должником права на зачет. А потому новый кредитор, приобретший такое требование, может компенсировать свои потери за счет контрагента (цедента).

Читать еще:  Вернуть деньги за отпуск

Во-вторых, способными для зачета являются только те существующие требования, срок исполнения которых наступил до момента получения уведомления либо не указан или определен моментом востребования. Поскольку в рассматриваемом деле к моменту получения АО «Северсталь» уведомления об уступке обязанность общества «Евросити» выплатить неустойку по договору № СР2361 существовала, должник правомерно противопоставил требованию ООО «Вектор» (нового кредитора) заявление о зачете его требования, имевшегося к обществу «Евросити» (прежнему кредитору). Таким образом, все условия, необходимые для проведения зачета, должником (АО «Северсталь») были соблюдены.

Ссылка же апелляционного и окружного судов на разъяснения, изложенные в информационном письме Президиума ВАС № 120, крайне сомнительна. Приведенный в п. 6 этого письма казус не имеет ничего общего с обстоятельствами рассматриваемого дела, что верно подчеркнула Коллегия.

Комментируемое определение содержит и еще один крайне важный для оборота вывод. В рамках рассматриваемого дела Верховный Суд прямо допустил принципиальную возможность зачета притязания на уплату неустойки против требования о выплате основного долга. Такая позиция ранее уже высказывалась высшими судебными инстанциями. Так, Президиум ВАС РФ в постановлениях от 19.06.2012 № 1394/12 и от 10.07.2012 № 2241/12 уже указывал на ошибочность суждения о невозможности зачета встречных требований о взыскании долга и неустойки и на отсутствие запрета такого зачета в действующем российском законодательстве. Отрадно, что этот подход разделяет и Верховный Суд. Хочется надеяться, что комментируемое определение окончательно расставило все точки над i в данном вопросе, и спекуляции относительно неоднородности подобных требований, а равно о необходимости дополнительной предпосылки для зачета — бесспорности, будут прекращены.

2. Обстоятельства другого комментируемого дела (№ А32-27972/2013) таковы.

Между ООО «Южная торговая компания» (поставщик) и обществом «Тандер» (покупатель) в январе 2012 г. был заключен договор, по условиям которого поставщик обязался по заказу производить и поставлять продукцию, а покупатель обязался принимать и оплачивать ее на условиях, определенных договором. При достижении определенного объема закупок договором предусматривалась уплата покупателю премии, которую последний мог «самостоятельно удерживать из суммы, подлежащей уплате за поставленный товар».

В дальнейшем поставщик заключил с Металлинвестбанком (банк, фактор) генеральный договор об общих условиях финансирования под уступку денежного требования (факторинг), по условиям которого поставщик уступал фактору денежные требования к своим дебиторам. Согласно условиям договора факторинга в течение срока его действия любое денежное требование к любому из дебиторов поставщика переходило к фактору в момент подписания последним заявки поставщика на предоставление финансирования, предусмотренного договором. Одним из дебиторов поставщика являлось общество «Тандер», которое в апреле 2012 г. было уведомлено поставщиком и банком о необходимости оплачивать все поставки по договору и о том, что надлежащим кредитором по уступленным денежным требованиям является банк, а «сумма, уплачиваемая по уступленным денежным требованиям, не может быть уменьшена на сумму встречных требований к поставщику». В мае 2013 г. согласно соответствующим заявкам поставщик уступил фактору право требования к обществу «Тандер» по 15 товарным накладным за май 2013 г. на сумму 2,66 млн руб. и получил от фактора финансирование.

Обратившись с соответствующим требованием к покупателю, банк получил от последнего лишь 36 тыс. руб. В удовлетворении иска банка о взыскании оставшейся суммы задолженности Арбитражным судом Краснодарского края было отказано. Эту позицию поддержали апелляционный и окружной суды. При этом они сослались на то, что предусмотренное договором поставки «удержание» покупателем суммы премии является не зачетом, а иным способом прекращения обязательств, возможность установления которого вытекает из принципа свободы договора и предписаний ст. 407 ГК РФ. В обоснование такого подхода суды апеллировали также к практике Президиума ВАС РФ (постановлениям от 10.07.2012 № 2241/12 и от 07.02.2012 № 12990/11).

Определением Коллегии от 18.09.2015 № 308-ЭС15-413 постановления нижестоящих судов были отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом Верховный Суд указал на необходимость применения к отношениям сторон предписаний п. 1 ст. 832 ГК РФ. Поскольку в рассматриваемом деле встречные требования покупателя наступили после его уведомления об уступке требования банку, а кроме того, в уведомлении прямо содержался запрет на зачет, Коллегия сочла право покупателя «на зачет задолженности за товар путем удержания из нее суммы премии» утраченным.

Это определение вызывает множество вопросов, вследствие чего дать его однозначную оценку крайне тяжело.

Во-первых, в основе подхода Верховного Суда лежит безапелляционное суждение о природе предусмотренного договором поставки «удержания суммы премии из причитающейся оплаты» как зачета. К сожалению, не имея доступа ко всем материалам дела, мы лишены возможности однозначно оценить эти договорные условия. Отметим лишь, что никаких аргументов, опровергающих возможность квалификации этих положений договора как механизма определения цены товара либо как особого способа прекращения обязательства (на чем настаивали нижестоящие суды), Коллегия не привела.

Во-вторых, Верховный Суд не оценил правовую природу договора поставки и выдаваемых на его основании заявок покупателя, а также договора факторинга и заявок на получение финансирования. Вместе с тем, если признать, что договор поставки и договор факторинга являются лишь рамочными (а такая квалификация принципиально возможна), возникают вопросы о допустимости уведомления должника (в апреле 2012 г.) до возникновения требования (в мае 2013 г.?) и/или до совершения уступки (в мае 2013 г.?) и значении такого уведомления. Эти вопросы требуют детального анализа и способны поколебать вывод об отсутствии у покупателя права на зачет.

В-третьих, Коллегия проигнорировала и необходимость телеологического толкования предписаний ст. 832 ГК РФ. Вопрос о характере этих правил и их соотношении с общими положениями о зачете при уступке (ст. 412 ГК РФ) достаточно сложен и неоднозначен. И если ограничение зачетоспособных требований должника при факторинге только требованиями, основанными на договоре, из которого возникает уступленное право, еще можно объяснить[3], то буквальное восприятие словосочетания «которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление» (ст. 832 ГК РФ) в противовес возникшим «по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления» (ст. 412 ГК РФ) совершенно неоправданно, нарушает интересы должника и не имеет аналогов ни на уровне национального, ни на уровне международного регулирования.

В-четвертых, абсолютно неверным представляется вывод Коллегии о недопустимости зачета запретом, содержащимся в уведомлении об уступке. Одностороннее волеизъявление фактора или цедента, а равно заключенный между ними договор не способны определять правовое положение должника, а тем более лишить последнего права на зачет.

Комментарий также опубликован в Вестнике экономического правосудия, № 11 за 2015 год.

[1] Эта идея является настолько очевидной и общепризнанной, что отражена практически во всех национальных правопорядках (напр., § 406 Германского гражданского уложения, art. 169 Швейцарского обязательственного закона, art. 6:130 Гражданского кодекса Нидерландов), а также в наднациональных унификациях (ст. 9.1.3 (2) Принципов УНИДРУА, ст. 11:307 (2) Принципов Европейского договорного права, ст. III.-5:116 (3) Модельного регламента европейского частного права).

[2] «Недействительность требования», за которую по правилам ст. 390 ГК РФ цедент отвечает перед цессионарием, включает в себя и случаи, когда уступленное требование может быть уничтожено осуществлением права должника на зачет (см.: Вошатко А.В. Договор уступки требования: дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 2009; Новоселова Л.А. Комментарий к Обзору практики рассмотрения споров, связанных с уступкой требования // Вестник ВАС РФ. 2008. № 1. С. 4–37). Такое основание ответственности цедента специально подчеркивается в большинстве международных унификаций (например, ст. 9.1.15 (е) Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст. 11:204 (а) Принципов Европейского договорного права, ст. III.- 5:112 (d) Модельного регламента европейского частного права).

[3] См., напр.: Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М., 2004; Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть вторая / под ред. А.П. Сергеева. М., 2010 (автор комментария — А.А. Павлов). Иное мнение см.: Вошатко А.В. Зачет при уступке требования // Очерки по торговому праву. Вып. 13. Ярославль, 2006. С. 63–64.

Статья 412 ГК РФ. Зачет при уступке требования

Новая редакция Ст. 412 ГК РФ

В случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору.

Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Комментарий к Статье 412 ГК РФ

Комментарий дорабатывается и временно отсутствует.

Другой комментарий к Ст. 412 Гражданского кодекса Российской Федерации

Комментируемая статья устанавливает конкретный случай зачета, который не является разновидностью зачета, указанного в ст. 410.

Вместе с тем ст. 412 является частным случаем нормы, содержащейся в ст. 386 ГК.

В соответствии с комментируемой статьей при уступке кредитором своего права требования новому кредитору, должник, получив от нового кредитора требование об исполнении обязательства, вправе зачесть против этого требования свое встречное требование, которое он имел к первоначальному кредитору. Но этот зачет возможен только в том случае, если в момент получения должником уведомления о состоявшейся уступке требования уже существовали условия для осуществления зачета между первоначальным кредитором и должником, указанные в ст. 410 ГК. Иными словами, если бы в указанный момент должник сделал заявление о зачете, то зачет тотчас же должен был быть осуществлен.

Таким образом, ст. 412 исходит из того, что если кредитор уступает новому кредитору свое право требования против определенного должника, то одновременно на нового кредитора, возможно, также переводится и долг по встречному однородному обязательству, в котором первоначальный кредитор является должником, а ранее упомянутый должник — кредитором.

Слово «возможно» употреблено здесь потому, что должник по основному обязательству не обязан применять зачет к новому кредитору; он вправе потребовать исполнения долга и от первоначального кредитора. Вместе с тем право требования против нового кредитора, которое возникло у должника по встречному обязательству, может быть им реализовано только путем зачета, а не путем взыскания долга в обычном порядке.

Нормы, содержащиеся в ст. 412, могут применяться лишь в том случае, если права новому кредитору были уступлены. В отличие от этого нормы ст. 386 применяются не только к случаям уступки прав, но и к случаям перехода прав (требований) к новому кредитору.

Комментируемая статья не регулирует взаимоотношений, которые могут возникнуть между первоначальным и новым кредитором, и если должник зачтет против требований нового кредитора встречные требования, имеющиеся у него против первоначального кредитора.

Зачет при уступке требования

Статья 412. Зачет при уступке требования

Комментарий к статье 412

(а) Правила ст. 412 ГК РФ основаны на принципе недопустимости ухудшения положения должника в результате уступки требования.
Необходимость защиты имущественных интересов должника вынуждает законодателя применительно к рассматриваемой ситуации отступить от общего условия встречности зачитываемых требований (см. ст. 410 ГК РФ и комментарий к ней).
(б) Изъятием из общего принципа встречности зачитываемых требований применительно к уступке является также ситуация, когда заявление о зачете сделано должником цеденту после уступки требования цессионарию, но до получения должником уведомления о такой уступке. Несмотря на то что цедент больше не является кредитором, необходимо обеспечить доверие должника к видимости принадлежности права изначальному кредитору до получения должником уведомления о цессии. Поскольку риск неблагоприятных последствий такого неуведомления лежит на цессионарии, на основании применения по аналогии п. 3 ст. 382 ГК РФ следует допустить такой зачет.
(в) В отличие от ситуации, указанной выше, ст. 412 ГК РФ регламентирует ситуацию зачета после получения уведомления об уступке должником, позволяя последнему зачесть против требования цессионария свое требование не к нему, а к цеденту.
(г) При этом законодатель стремится найти баланс между интересами должника и интересами цессионария. По этой причине абз. 2 ст. 412 ГК РФ ограничивает право должника на зачет лишь теми требованиями, срок исполнения по которым наступил к моменту получения уведомления об уступке, не был определен вовсе или был определен моментом востребования.
Это означает, во-первых, что требования должника должны возникнуть по основаниям, существовавшим до этого момента. При этом законодатель не ограничивает возможные основания таких требований, допуская предъявление к зачету не только требований, вытекающих из того же договора, что и требование цедента, но и других договорных и внедоговорных требований (см. Определения КЭС ВС РФ от 18 сентября 2015 г. N 308-ЭС15-413; от 25 сентября 2015 г. N 307-ЭС15-6545). Тем самым закон, по сути, возлагает на цессионария риск наличия к моменту уступки или после совершения уступки и до получения должником уведомления об уступке обстоятельств, о существовании которых в момент уступки он объективно не знал и не должен был знать и возможность наступления которых после уступки он предсказать не мог. Однако эта проблема решается в рамках взаимоотношений цессионария с цедентом с помощью применения ст. 390 ГК РФ об ответственности цедента. Подобное основание ответственности цедента специально подчеркивается в международных унификациях (см. ст. 9.1.15 Принципов УНИДРУА, III.-5:112 Модельных правил европейского частного права).
Во-вторых, способными для зачета являются только те существующие требования, срок исполнения которых наступил до момента получения уведомления либо не указан или определен моментом востребования. Данное ограничение порождает ряд вопросов.
Это ограничение в таком виде не учитывает возможность уступки права из обязательства, срок исполнения которого еще не наступил (несозревшего права). Данное ограничение позволяет недобросовестной стороне путем уступки своего требования до наступления срока исполнения по нему исключить возможный зачет, тем самым ухудшив положение должника. Это наглядно проявилось в одном из дел, рассмотренных ВС РФ (см. Определение КЭС ВС РФ от 18 сентября 2015 г. N 308-ЭС15-413), где, уступив требования об уплате цены за будущие поставки, поставщик, по сути, лишил покупателя возможности зачесть встречные требования об уплате премии за достижение установленного объема закупок, что было поддержано ВС РФ со ссылкой на буквальное понимание ст. 412 ГК РФ. В связи с этим применительно к уступке будущих требований, а также существующих требований до наступления срока их исполнения более удачным было бы ограничить возможные к зачету должником против цессионария требования не моментом уведомления об уступке, а созреванием требования (т.е. наступления срока исполнения по уступленному требованию).
(д) Буквальное толкование предписаний абз. 2 ст. 412 ГК РФ приводит к выводу, что требования должника к цеденту, допустимые к зачету против нового кредитора, обязаны соответствовать обоим обозначенным выше критериям, независимо от характера таких требований. В то же время международные унификации предлагают дифференцированный подход (см. ст. III.-5:116 Модельных правил европейского частного права). Право на зачет требований к прежнему кредитору, тесно связанных с тем же правоотношением, что и уступленное требование (например, возникающих из одного договора), признается за должником независимо от момента их возникновения и его осведомленности об уступке. Прочие же требования к цеденту могут быть зачтены должником против цессионария при условии их существования к моменту уведомления должника об уступке требования. Такое решение минимизирует негативные последствия уступки в отношении должника: он не теряет право заявить зачет на основе возникновения в будущем встречных притязаний к своему непосредственному контрагенту в рамках длительных договорных отношений. Как представляется, этот подход является достаточно логичным. Блокирование зачета в такого рода случаях просто нарушало бы ту программу правоотношений, которую стороны имели в виду при заключении договора, и подрывало бы разумные ожидания должника в отношении возможности погашать свои возникающие из договора долги за счет зачета встречных требований к контрагенту (например, погашать свои возможные притязания по уплате поставщиком неустойки за просрочку в поставке посредством зачета этого требования к встречному требованию поставщика об уплате цены поставленного с просрочкой товара). С учетом того что согласия должника на уступку не испрашивают, обратный подход просто бы грубо нарушал его права. При этом особенность именно этой ситуации состоит в том, что цессионарий, изучив договор цедента с должником, вполне может осознать риски, связанные с выявлением после уступки и уведомления должника о ней тех или иных встречных требований должника, основанных на договоре. Таким образом, логично ст. 412 ГК РФ толковать ограничительно и не применять правило о блокировании зачета в случаях, когда встречные требования были тесно взаимосвязаны и опирались на одно правовое основание (например, тот или иной долгосрочный договор). Это особенно актуально с учетом того, что российский закон в ст. 388 ГК РФ лишает должника возможности эффективно заблокировать уступку денежных требований, т.е. не позволяет должнику сохранить свое право на зачет в отношении своих встречных требований к изначальному кредитору, которые могут возникнуть в рамках того же договорного правоотношения, из которого вытекает и уступаемое право.
(е) Правила ст. 412 ГК РФ являются дополнительной льготой для должника. Поэтому указанные предписания не лишают должника права зачесть против требования цессионария свое требование, направленное непосредственно к нему, при наличии такового.
(ж) В случае уступки части требования должник может по своему выбору произвести зачет против части требования, перешедшей к цессионарию, по правилам ст. 412 ГК РФ и (или) против части требования, оставшейся за цедентом, по общим правилам ст. 410 ГК РФ.
(з) Правила ст. 412 ГК РФ применяются и при последовательной многократной уступке. В подобной ситуации должник вправе зачесть против последнего кредитора все требования, которые он имел ко всем его правопредшественникам.
(и) Помимо собственно уступки требования предписания ст. 412 ГК РФ полностью распространяются и на случаи перехода права кредитора к другому лицу на основании закона (ст. 387 ГК РФ). Они также применяются и при перемене кредитора в рамках регулируемого ст. 392.3 ГК РФ института передачи договора (см. ст. 9.3.6 Принципов УНИДРУА).

Читать еще:  В графе перерасчет

Проблемы правоприменения: зачет после уступки требования

Андрей Ларин рекомендует:

Зачет требований к первоначальному кредитору после уступки долга

В данной статье уделим внимание распространенному в настоящее время в судебной практике толкованию условий удовлетворения встречного иска, не исключающего риска того, что должник потеряет возможность осуществить зачет требований к первоначальному кредитору против требований цессионария.

В соответствии с нормами гражданского законодательства, при уступке должник имеет право зачесть против притязаний нового кредитора свое ответное заявление к исходному кредитору, соблюдая ряд условий.

Данный зачет допустим, в случае, если оно возникло на основании существовавшего на момент получения должником уведомления об уступке, и срок требования наступил до его получения или он не указан или определен моментом востребования.

Однако понятное толкование данного вопроса в законодательстве, на практике порождает возникновение большого числа вопросов.

Встречный иск и зачет

В соответствии с информационным письмом ВАС РФ, после предъявления иска к гражданину, который имеет право заявить о зачете, он может воспользоваться своим правом на зачет только посредством встречного иска.

То есть, поступление дела в суд, влечет утрату должником возможности прекращения обязательства посредством одностороннего внесудебного заявления о зачете.

АПК РФ устанавливает, что ответчик до вынесения арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым завершается рассмотрение дела по существу, имеет возможность предъявить истцу свой иск для рассмотрения его параллельно с изначальным.

Иными словами, если истец — цессионарий, то и встречный иск должен быть предъявлен к цессионарию. Но в практике судов данный подход нередко вызывает вопросы.

Например, встречное заявление должника к первоначальному кредитору может быть не связано с обязательством, по которому произведена уступка прав. Данное обстоятельство допустимо, в соответствии с информационным письмом ВАС РФ.

Таким образом, должник имеет право зачесть против требования нового кредитора свое встречное притязание к первоначальному кредитору, вытекающее из любого другого обязательства.

Юристы ЮБ «Аргументъ» отмечают, что по факту законодатель возложил на нового кредитора риск возникновения обстоятельств, о существовании которых в момент уступки он объективно не знал и не должен был знать. Однако практика показывает, что несмотря на то, что цессионарий, который предъявил иск к должнику может даже не знать о существующей задолженности цедента перед должником и не иметь никаких доказательств по этому вопросу, он будет привлечен в качестве ответчика по встречному иску должника, направленному к зачету.

Уступка после предъявления встречного иска в процессе судебного разбирательства

По- другому складывается дело, если должник предъявил свой иск первоначальному кредитору до уступки.

Судебная практика дает пояснения по этому поводу следующим образом.

Если ответчик не предъявил противоположный иск к цеденту, то вне зависимости от того, состоялась уступка до возбуждения уголовного дела или после, он должен предъявить встречные претензии к цессионарию.

Если же он уже успел предъявить иск к цеденту, то и ответчик по –прежнему — цедент. Таким образом, в последней ситуации есть возможность одновременного рассмотрения первоначального и встречного исков с разным субъектным составом, который завершится взаимозачетом.

Юристы юридического бюро резюмируют, что данные решения подтверждают, что, вне зависимости от момента происхождения цессии — до возникновения спора в суде или во ходе, должник сохраняет свое законное право на зачет. Иными словами, он не будет ущемлен в своих правах, вне зависимости от того, к кому будет предъявлен встречный иск.

Однако очень распространена ситуация, когда суд рассматривает ответный иск должника не к цеденту, а к цессионарию. В данной ситуации не совсем ясно, как цессионарию защититься от предъявленного иска. Попробуем разобраться в этом вопросе, определив, должно ли взыскание, предъявляемое к зачету, быть бесспорным.

О бесспорности зачитываемого требования

Основной вопрос – должно ли зачитываемое требование иметь бесспорный характер, зачет производится вне рамок судебного спора между должником и кредитором?

Нормы гражданского законодательства не устанавливают подобного обязательства. ГК РФ регламентирует, что зачитываемое обязательство должно быть встречным, однородным, а его срок наступил, не указан или определен моментом востребования. Других условий для проведения зачета законодательством не предусмотрено.

Однако судебная практика зачастую идет иным путем в вопросе бесспорности зачитываемых притязаний.

Например, Постановление ФАС Северо-Западного округа указывает:

«В соответствии со статьей 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

Из вышеприведенной нормы следует, что претензии, направленные к зачету, должны носить бесспорный характер».

Подобные выводы часто наблюдаются и в постановлениях ФАС иных округов, они основаны на том, что для зачета достаточно волеизъявления только одной из сторон. Соответственно, если такая сторона предъявляет к зачету требование, которое не носит бесспорного характера, то нарушается принцип равенства участников гражданского оборота.

Но судебная практика богата и противоположными точками зрения.

Постановление Президиума ВАС РФ от 2012 делает разъяснение, что бесспорность зачитываемых требований и отсутствие возражений сторон относительно как наличия, так и размера требований не установлены гражданским кодексом как условия зачета. Поэтому, наличие спора в отношении одного из зачитываемых требований не является препятствием для подачи заявления о зачете при условии, что по обязательству, на прекращение которого направлено зачитываемое требование, на момент заявления о зачете не возбуждено производство в суде.

Напомним, что при возбуждении производства в суде нужно обращаться со встречным иском.

Таким образом, однозначного подхода к толкованию данного вопроса нет, но большее число склоняется все-таки к тому, что к зачету принимаются исключительно бесспорные требования.

В заключении сотрудники юридического бюро «Аргументъ» отмечают следующее.

Сложившаяся судебная практика показывает, что при уступке требования должник, имеющий желание реализовать зачет своих встречных требований против требований первоначального кредитора, обязан предъявлять встречный иск к истцу по первоначальному иску.

Если истец — цессионарий, то он и останется ответчиком по противоположному иску. Но важно помнить, что, если должник подал встречное требование до того, как первоначальный кредитор уступил свое право требования, ответчик по встречному иску — уже цедент. А суд будет рассматривать иски с разным субъектным составом.

Практика судов склоняется к тому, что несмотря на то что ответчиком по встречному иску выступает цессионарий, долги цедента к нему не переходят. А право должника на зачет против требований цессионария его претензий к первоначальному кредитору – бесспорно. Однако само понятие бесспорного требования в судебной практике не раскрыто, что является некоторым противоречием.

Юристы отмечают, что данный вопрос достаточно сложен и несет в себе возможность возникновения риска ввиду того, что должник не сможет реализовать право на осуществление зачета своих требований к первоначальному кредитору против требований цессионария. Перед тем, как принять какое-либо решение, проконсультируйтесь с профессионалом, который объяснить все тонкости возникшей проблемы и предложит максимально адекватные и приемлемые варианты ее решения.

Источники:

http://femida-science.ru/home/vypusk-6/item/182-pravo-dolzhnika-na-zachet-pri-ustupke-trebovaniya
http://lawyerlife.ru/grazhdanskoe-pravo/prekrashhenie-obyazatelstva-zachetom.html
http://zakon.ru/Blogs/OneBlog/41218
http://gkodeksrf.ru/ch-1/rzd-3/podrzd-1/gl-26/st-412-gk-rf
http://obrazcidogovorov.ru/2018/dogovornoe_pravo/page174.html
http://pravo-rus.com/sobyitiya/problemy-pravoprimeneniya-zachet-posle-ustupki-trebovaniya.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector